Главная страница  -  Наш депутат  -  Евродневник


27.09.2016   Евродневник Татьяны Жданок №82

Здравствуйте. Сегодня четверг, 15 сентября. Закончилась первая после летних каникул сессия европейского парламента в Страсбурге.
Помимо основных дебатов, а посвящены они были стратегии дальнейшего развития Европейского Союза, на них выступал председатель Еврокомиссии в присутствии председателя Совета (а сейчас председательствует Словакия), в присутствии всех депутатов, основная часть докладов исходила на этом заседании из моего комитета – Комитета по занятости и социальным вопросам. Я очень довольна, что депутаты поддержали доклад, над которым мы работали в течении почти года совместно с представителем второго комитета – Комитета по правам женщин. Мне было поручено вести этот доклад от Комитета по занятости. Это доклад о том, как обеспечить такие условия работы, которые способствовали и другой части жизни человека, связанные с семьей, с его собственным развитием, с его свободным временем, путешествиями. То есть, такой баланс между работой и личной жизнью. Но прежде чем рассказать об этом докладе подробно, я начну с основным дебатов, основного доклада. Моя позиция по стратегическому вопросу, я ее излагала различным средствам массовой информации, латвийским в том числе, следует более конкретное отношение к более конкретным документам, в том числе и к нашим собственным. Разработанным с моим непосредственным участием.
Мое отношение к выступлению председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера, от которого очень много ждали, честно говоря, отрицательное. Единственное новшество, которое мы услышали, о котором написали и все СМИ, - это идея собственных вооруженных сил ЕС. В дополнении, а не вопреки, нашим обязательствам почти всех стран ЕС (за исключением трех, являющихся нейтральными) по отношению к НАТО. Это неприятная новость, потому что мы считаем, что особенно после референдума в Великобритании Европейский Союз для дальнейшего развития должен сделать революционный скачок, должен пересмотреть принципы своего устройства и должен ликвидировать дисбаланс, возникший между с одной стороны очень большой зарегулированной составляющей в виде движения финансов, капитала, в виде определенного регламентирования в сфере сельского хозяйства, энергетических ресурсов, а с другой стороны – абсолютная отдача на откуп государствам при громадном различии между этими государствами, всего, что касается жизни человека. А именно: социальной, занятости. То, о чем в частности, говорят ряд докладов, в том числе и мой.
Говорят, что якобы недостаточно легального базиса, законов, директив для того, чтобы заставить страны-члены ЕС принимать какие-то общие минимальные нормы по социальным вопросам и вопросам занятости. Это не так. На самом деле есть определенные статьи и об этом как раз говорилось. И конечно можно пересмотреть законодательство, если есть согласие всех стран-участниц Европейского Союза. Можно принять и минимальную заработную плату, и принять критерий, по которым она устанавливается в том или ином государстве. Можно принять выравненные условия для отпуска и для матери по рождению ребенка и для отца по рождению ребенка. И отпуска по уходу за другими членами семьи, в том числе, за инвалидами или престарелыми. Выравнивание только этой части жизни людей может разрешить проблемы, возникающие у производства, бизнеса, потому что, если минимальная зарплата в Латвии в 5 раз ниже, чем минимальная зарплата в Люксембурге и в 4 раза ниже, чем минимальная зарплата в Великобритании, куда в основном уезжают наши люди, то и получится результат референдума, какой получился в Великобритании. А дальне такие референдумы можно инициировать в других западных странах. Они испугались слишком большого потока людей, и правильно испугались. Но как остановить людей, если они уезжают из страны, где для них нет работы, нет достаточных социальных условий, социальных гарантий. Именно этим путем – путем установления социальных гарантий – очевидно нужно идти. Об том говорилось в целом ряде докладов.
Итак, о чем же идет речь в докладе, который был представлен на этой сессии о балансе между работой и личной жизнью? Мы много говорили о таких законодательных инициативах, связанныхс рождением детей, как общая европейская директива, об отпуске по рождению ребенка. К сожалению, ситуация такова, что после того, как год назад была принята соответствующая директива парламентом, ее остановил второй законодатель, то есть, Совет. Очевидно, потому что в некоторых странах эти критерии по длине отпуска, по минимальным пособиям по рождению ребенка не были выполнены и государства не хотели их выполнять. К ним не относится Латвия. У нас установлена длительность отпуска, которая удовлетворяет общеевропейские критерии. У нас длительность отпуска по рождению ребенка 140 для матери и 10 дней для отца. Но как раз для отца эти критерии слишком маленькие. Многие депутаты, в том числе и мы, настаиваем на том, чтобы одновременно с директивой по правам матери была бы разработана новая директива об отпуске для отца. Тут в разных странах очень разные подходы. Например, португальские левые настаивали на том, чтобы отцовский отпуск был абсолютно равен отпуску материнскому и его нельзя было бы передать матери, то есть, внутри семьи нельзя решить кто будет брать какую часть отпуска. Мы предложили компромисс – значительную часть отпуска по рождению ребенка для отца действительно непередаваемая, он ее использует. После этого другую часть отпуска мать и отец ребенка распределяют между собой так, как они решили, учитывая собственные обстоятельства, учитывая традиции данной страны и, естественно, условия работы отца или матери. Очень часто бывает, когда женщина выходит на работу, а отец остается с ребенком. Во многих странах, например, в Австрии законодательство именно таково, оно очень гибкое и позволяет лучшим образом решить проблему ухода за родившимся ребенком. Кроме того, мы предлагаем третью директиву – директива о пособие тем, кто опекает престарелых или инвалидов. По-русски такие люди называются сиделки.
Все эти инициативы были поддержаны. Правда, некоторые депутаты, особенно из правых фракций по каким-то позициям голосовали против. Но нам удалось практически все сохранить из доклада. Только одна группа по нашему докладу голосовала «нет», это группа консерваторов. Все левые фракции голосовали «за». И в результате за наш доклад проголосовало 443 депутата, против – 123 и воздержались 100. В числе 443-х – семь депутатов от Латвии. Только один депутат, входящий в группу консерваторов, голосовал «против». Я очень надеюсь, что на решение наших латвийских депутатов проголосовать «за» подействовало и обращение в поддержку нашей инициативы, оно было направлено всем депутатам. Его подписали представители одиннадцати международных неправительственных организаций. Это и «Семьи Европы», и Ассоциация сиделок Европы. Все они дружно поддержали наш доклад и просили не убирать из него ни одного предложения. Практически, так и получилось.
Надо сказать, что одновременно с нашим докладом по гармонизации работы и личной жизни был принять еще один очень важный доклад. Я по нему была теневым докладчиком. Это доклад о применении директивы о не дискриминации в сфере занятости. Автором этой директивы была депутат от Румынии из группы либералов. Она подготовила очень хороший текст. Мы по нему тоже давали свои идеи и поправки. Наибольшее разногласия вызвало описание ситуации, когда работодатель дискриминирует работника на основании того, что он использует в своей одежде какие-то признаки принадлежности к той или иной религии. Такие кричащие случаи известны в отношении одежды женщин-мусульманок. Был случай, когда стюардесса с крестиком на груди была привлечена к судебному разбирательству за то, что ее крестик якобы помешал. Когда она подавал еду пассажиру, принадлежащему к другой религии. Это относится и к кепи, которую надевают мужчины-евреи. Нам удалось большинством голосов провести осуждение такого рода решений. Хотя некоторые депутаты предлагали поправки, говорящие, что это обосновано. В том числе речь шла и о последних скандалах, связанных с решением французских муниципалитетах по использованию на пляжах одежды буркини. Выступая сегодня по этому докладу, я сказала, что приветствую, в частности, предложение о специальных сетей в Европе под патронажем европейских структур, которые бы боролись с антисемитизмом, с исламофобией и, я добавила, и с таким явлением, в последнее время очень сильно проявляющимся, как русофобия.
Сегодня же в присутствии комиссара по вопросам занятости и социальным Мариан Тиссен мы обсуждали вопрос о минимальных зарплатах и установлении определенных критериев для того, чтобы эти зарплаты соответствовали требованиям достойной жизни. И таким образом были предприняты шаги по уменьшению таких негативных явлений в Европе, как увеличение семей и одиноких людей, находящихся в риске бедности. Особенно это недопустимо, когда в таких семьях есть дети. Выступая по этой проблеме, я привела такие кричащие различия, что минимальная зарплата, установленная в различных странах ЕС, различается очень сильно. Здесь есть три категории. Есть категория стран, где самая высокая минимальная зарплата и она колеблется от 1500-1900 (это в Люксембурге и другие страны, входящие в категорию Западных стран). В Испании, Португалии и некоторых других – от 750 до 1500 евро минимальная зарплата. И наконец, целая группа стран (это страны Восточной Европы), где минимальная зарплата колеблется от 250 до 750 евро. В Латвии, как известно, она составляет 370 евро. Есть страны, где она еще ниже – Литва, Болгария и Румыния. Если взять Латвию, то наша минимальная зарплата в пять раз ниже, чем в Люксембурге и в четыре раза ниже, чем в Великобритании. Мне могут возразить, а такие дебаты в Латвии сейчас идут, что если мы минимальную зарплату повысим, то тем самым косвенно увеличим зарплаты чиновникам. А этого не выдержит бюджет. Да, я согласна, что бюджет не выдержит, но почему надо привязывать зарплату чиновников к минимальной зарплате? Значит, надо уменьшать коэффициент. Как раз в Латвии, по результатам исследований, проведенными статистическими службами, знаменитый индекс Джини, то есть, различия между 10 процентами работающих наиболее высокооплачиваемых и 10 процентами наиболее низко оплачиваемых выше и намного выше, чем в среднем по Европейскому Союзу. А если сравнивать ниже этого критерия, уровень различия в зарплатах для тех стран, где очень хорошие минимальные зарплаты, например, в Швеции. В Швеции этот коэффициент Джини гораздо ниже. Поэтому у нас есть резерв для того, чтобы, увеличивая минимальную зарплату, оставить в покое высокие зарплаты чиновников. Для этого надо менять закон. Тем самым мы приблизимся к европейскому критерию, а она говорит о том, что минимальная зарплата должна составлять не меньше, чем 60 процентов от средней зарплаты по стране. В Латвии этот критерий не выполнен. В Латвии минимальная зарплата 370 евро и она составляет 45 процентов от средней зарплаты, а это 718 евро по данным 2015 года. Я думаю, давным-давно пора в Латвии начинать дискуссию о том, что мы должны поднимать минимальную зарплату, но до этого изменить закон с тем, чтобы зарплаты чиновников оставались на месте. Надо думать о том, как нам уменьшать разрыв между высоко и низко оплачиваемых. Иначе, наши люди будут продолжать уезжать, в стране останутся одни чиновники и одни старики, воспитывающие детей.
Это, кстати, имеет отношение и к нашему докладу. Мы тоже говорили о правах бабушек и дедушек и о их праве на личную жизнь. Ведь зачастую они вынуждены от нее отказываться, поскольку родители ребенка зарабатывают, а бабушки и дедушки целый день привязаны к ребенку.
Как всегда были подготовлены и резолюции по внешней политики, по ситуациям в горячих точках земного шара. На сей раз это три африканские страны. Были вопросы, подготовленные Комитетом по энергетики. В частности, два доклада, по которым наша группа «зеленых» голосовала против. Это доклад о стратегии ЕС в вопросах отопления и охлаждения (это тоже требует энергии). Мы не согласны с теми позициями доклада, которые продлевали сроки использования не возобновляемых источников ископаемого сырья для отопления жилья и предприятий.
Другая резолюция из того же Комитета говорила о статистике по ценам на натуральный газ и электричество. Мы были не согласны с тем, что эта статистика слишком обобщенная, не были введены детализирующие показатели для различных видов предприятий: для энергоемких, малых и средних предприятий, домашних хозяйств.
Еще один вопрос. По нему расхождение шло чисто по политическим группам. Вопрос касался проблем в Польше. Проблем выполнения Польшей основополагающих европейских принципов. Речь шла о том, что по многим позициям эти принципы нарушаются. Долго шла к голосованию эта резолюция. Представители правящей в Польше партии Правда и справедливость пытались всячески этому помешать. Партия не маленькая, она входит в группу консерваторов, третью по величине. И получив доверенную народом власть, употребила эту власть во благо себе и в ущерб другой части населения. Своеобразным образом изменили закон о конституционном суде, изменили ряд уголовного законодательства, закон о прокуратуре и, самое главное, ущемили права на свободу информации, стали буквально давить независимые СМИ. Обо всем этом говорилось в резолюции. Над ней, в частности, работала и наша группа, по нашему настоянию туда вошли и упреки к Польше по соблюдению норм охраны среды, вырубке лесов. Эта, кстати, проблема и Латвии, нас тоже может ожидать такое осуждение. Использование открытых шахт по добыче угля, а это чрезвычайно вредно для окружающей среды. За эту резолюцию проголосовали 510 депутатов, 160 – «против», в основном это группа консерваторов, и 29 воздержались. Все-таки мы такое явление заметили и это очень важно. Не могут быть двойные критерии к основополагающим принципам, на которых построен Европейский Союз. Но к этим принципам обязательно должны быть добавлены социальные права людей, которые бы ликвидировали существующие сейчас в Европе разрыв между богатыми и бедными странами, между богатыми и бедными людьми внутри одной страны. Над этим мы будем работать. И по моему глубокому убеждению без разрешения этой проблемы Европейский Союз будет обречен на постепенную ликвидацию сотрудничества между странами. Я не говорю о том, что он распадется. Некоторые пророки любят так говорить. Но есть потенциал и есть возможности. Я оптимист и я считаю, что мы можем выровнять ситуации в сторону социальной справедливости.

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: