Главная страница  -  Наш депутат  -  Евродневник


11.07.2016   Евродневник Татьяны Жданок №81

Здравствуйте. Сегодня четверг, 7 июля.
Только сто завершилась сессия Европарламента в Страсбурге. Предстоит еще одна рабочая неделя в Брюсселе, и депутаты получат полуторамесячный отпуск. А в сентябре обязательно продолжится работа. Сейчас она весьма турбулентная, сложная. Ситуация взбудораженная. Но это и хорошо, потому что, мне кажется, Европа немного заспалась, в то время, как в других частях земного шара больше думают о том, как жить дальше. Стоит вечный «русский вопрос» – что делать? Европа считала, что все в порядке, что так можно и продолжать жить. На самом деле так жить продолжать нельзя.
Уже это показал референдум Британии. Здесь много разных аспектов. Некоторые винят популистов, тех, кто предложил англичанам простое решение. Но сами при этом являются зачинателями этого популизма, одурманивание людских голов через глобальные средства массовой информации. Как это назвал Джульетта Кьеза – «великая империя грез и лжи». Эта ложь идет с экранов телевизоров, из радио и интернета. Интернет сейчас является самым свободным средством массовой информации. Однако создатели этой «великой империи лжи» попались в собственную ловушку, потому что там еще есть слово «грезы». И эти грезы в Англии многих людей подвигли голосовать за выход из Европейского Союза с тем, чтобы освободиться от платежей в Европейскую кассу.
Можно такие обещания называть популистскими, но проблема лежит глубже. Она в том, что во всем здании Европейского Союза имеется перекос, и я об этом уже много говорила. Очень много вложено в фундамент под названием – свободное движение капиталов, свободное движение рабочей силы, а с другой стороны ничего не вложено в социальную защиту этой рабочей силы, в выравнивание условий жизни в разных странах Европы. Например, в Латвии и самой богатой страны ЕС Люксембурге, где уровень средней зарплаты в 10 раз выше, чем в Латвии. Естественно, люди начинают перемещаться из более бедных стран в более богатые, если нет этой солидарности, которая была нам обещана. Плюсы от расширения Европейского Союза западные страны получили. Они получили наши рынки, разрушили наше собственное производство, люди оказались без работы, плюс в долгах, взяв легкие кредиты в западных банках. И сейчас вынуждены перемещаться в другие страны. А те же британцы уже чувствуют это давление. Только 900 тысяч поляков оказались в Британии. Литовцев и латвийцев там тоже достаточно, никто точных цифр не знает. Очень много выходцев из Болгарии и Румынии. Вот вам даже не кризис беженцев, а кризис этого неравноправия. Он и привел к желанию закрыться от континента. Но это делание тоже было неравномерно распределено. Закрыться захотели в большинстве англичане и чуть больше половины Уэльса. Против этого проголосовала Шотландия и Северная Ирландия. Теперь наши друзья шотландцы, а это наши друзья по Свободному Европейскому альянсу, говорят: мы остаемся в Евросоюзе, а вы, англичане, выходите. Европейский парламент аплодисментами поддержал выступление на этой сессии Яна Хачтона, председателя Шотландской национальной партии, высказавшего эту идею.
С Северной Ирландией ситуация сложнее, поскольку там разделение, там была гражданская война. Они заявляют, что они готовы присоединяться к Ирландии. Ситуация похожая на Крым, только там нет подавляющего голоса за присоединение к соседней стране, как это было в случае крымчан, захотевших присоединиться к России. А решение народа должно уважаться, так сказано во Всеобщей декларации прав человека – право народа на суверенитет, на определение своей судьбы.
Много еще придется думать, обсуждать. Очень хорошо, что Европу встряхнули. Нам конечно же пришлось работать и над теми документами, что были обсуждены. Очень долго готовился в нашем Комитете по занятости и социальным вопросам доклад о беженцах в контексте именно занятости, трудоустройства. И здесь доклад, подготовленный депутатом от социалистов из Италии Брандо Бенефис о социальном включении беженцев в интегральный рынок труда. Надо сразу сказать, что доклад был поддержан большинством депутатов, и в том числе и депутатами право-народной партии. И социалисты, и наши зеленые левые голосовали «за», хотя кое-какие наши идеи и не были приняты. В частности с перевесом буквально в пять голосов не прошло требование о том, что не позднее, чем через полгода человек, подавший заявление на статус беженца, должен быть трудоустроен. Такое требование ускоряет и процедуру рассмотрения самого заявления, и процедуру интеграции в трудовой рынок.
Очень интересные данные на этот счет имеются. Те же немцы доказывают, что при включении хотя бы 75 процентов беженцев в трудовой рынок окупаются все затраты на их содержание. Конечно, против проголосовали правые радикалы и консерваторы. Здесь проходит разделительная полоса между теми, кто вообще отрицает право человека на убежище (а это основополагающее право нашего сосуществования) и теми, кто говорит, что право на жизнь – это неотъемлемое право человека и если есть угроза жизни, значит такому человеку должно быть предоставлено убежище. Как известно, не выполняются еще и критерии перераспределения. Об этом тоже говорится в докладе. Например, наша Латвия, обязавшаяся взять порядка 750 беженцев, у нас их число не достигает еще и полусотни.
Еще один, очень спорный доклад депутата от латвийской партии «Единство» бывшего министра иностранных дел Артиса Пабрикса о европейской пограничной службе. Как известно, такая служба есть. В нее делегированы и живая сила, и корабли, и другие виды защиты стран членов ЕС. Эта служба занимается тем, что наблюдает за происходящим на внешних морских и сухопутных границах Европейского Союза. Много раз возникало предложение о том, что эти силы должны быть полностью скомплектованы уже как европейские силы, а не просто делегированные части, выделяемые государствами. Доклад Пабрикса и разрабатывался в этом направлении. Пабрикс был выбран как компромиссная фигура. Мои коллеги по Комитету спрашивали, что это за человек, почему он так себя ведет, очень высокомерно, постоянно напоминая, что он бывший министр и что он все знает и все понимает? Но потом ему все-таки пришлось идти на какие-то компромиссы. Тем не менее, наша группа была не удовлетворена некоторыми положениями, особенно шпаги скрестились вокруг нормы о том, что усиленные общие силы смогут входить даже не имея разрешения от государства, куда они направляются, при некоторых условиях. Например, такая ситуация может возникнуть в Греции. Или на Мальте. Или в Италии на острове Лампедуза, где государство говорит – мы сами справимся, мы работаем с этим потоком беженцев. Но если Еврокомиссия и руководство Фронтекса сочтет, что они не справляются и надо вмешаться Евросоюзу в целом, эти новые нормы, разработанные под руководством Пабрикса, предполагают, что такое вмешательство может быть. Мы считаем, что это неправомерно к государствам, имеющим самый большой наплыв беженцев. Из-за этого наша группа, а также группа левых голосовала «против». Левые, к тому же, устроили еще и большую демонстрацию напротив Европарламента против этой нормы. Я буквально сейчас получили СМС от корреспондента Leta с вопросом почему я голосовала против? Я ему объясню всю мотивацию, которую я только что изложила. Но
большинство проголосовали за эти нормы. Будем надеяться, что такого грубого вмешательства во внутренние дела государств не будет.
Это вопросы опять из области суверенитета и возможности его делегирование в общее ведение. Но уж настолько, что какие-то силовые структуры могут входить на территорию государства без согласия его правительства, то, что сейчас включено в доклад Пабрикса и из-за чего я и вся наша группа голосовала против, это уже слишком. Например, вмешиваться в ситуацию выплат пособий, пенсий, минимальных зарплат – вот тут никто вмешиваться почему-то никто не хочет. А силовые структуры уже готовы вводить.
Об этом всем говорилось еще в одном документе. Это рабочая программа Еврокомиссии на 2017 год. Здесь тоже хотя и была принята резолюция, довольно много было против. Это вся группа левых и группа консерваторов. Наши зеленые воздержались. Почему? В данном случае мы не увидели наших принципиальных позиций и соблюдение наших красных линий в некоторых вещах, с которыми будет сталкиваться Евросоюз в следующем 2017 году. Мы эти позиции вводили как поправки, нор было ясно, что мы не получим большинства. Так оно и случилось. Например, отрицание пресловутого Трансатлантического торгового инвестиционного партнерства с США. За это проголосовало 155 депутатов и 502 против. Нас в Европейском парламенте поддерживает меньшинство, хотя достаточно значительное. Но в народе, мне кажется, и это мы увидим еще в конце 2016 года, нас поддерживает больше. Это будет основной вопрос куда будет двигаться ЕС, либо он будет полностью поглощен Соединенными Штатами, а мы именно в таком разрезе рассматриваем этот договор TTIP или мы все-таки отстоим свою самостоятельность. Мне очень хочется надеяться, что народ на это пойдет.
Сделка с Турцией тоже не получила осуждения, поэтому наша группа воздержалась при голосовании. Но и не была категорически против. Мы не увидели здесь какой-то серьезной встряски, хотя, казалось, должна была быть. Но эмоции, тем не менее, захлестывают. Я такой эмоциональной речи председателя Еврокомиссии Юнкера, как была во вторник утром в связи с ситуации после референдума в Великобритании, давно не слышала. Он был очень взволнован и очень напряжен. Отрицал нападки на себя за его позицию в отношении brexit.
О чем еще на этой сессии думал Европейский парламент? Например, мы проголосовали против на реакцию будущей стратегии в области торговли, инвестиций и инноваций в этой сфере. Опять же мы не увидели здесь никаких особенных инноваций. Слишком большой упор опять на рынок, который все решит, поэтому мы голосовали против вместе с группой левых. Но большинство поддержало. Вообще это большинство такое самое проблематичное. Потому что и в европейской политике, в частности, в Европейском парламенте эта сделка между народниками и социал-демократами, которые между собой практически не различаются, и являются источником кризиса. Люди теряют доверие к этим традиционным политическим силам.
То же получилось и по докладу о политике в области налогообложения. Здесь мы тоже были недовольны предложенными позициями. Хотя прошли даже неожиданно даже для нас некоторые очень критические позиции, что заставило нашу группу зеленых проголосовать «за». Это критика лично того же председателя Еврокомиссии Юнкера за то, что он, еще будучи в свою бытность премьером Люксембурга, не противился созданию такого оазиса в самом Люксембурге для крупных компаний. В частности, знаменитый KIA и еще некоторые крупные компании, связанные с производством напитков. Это требование расследований по офшорам, в частности, Панамский скандал. Европарламент
здесь создал специальную комиссию по расследованию. Вот о таких оазисах для крупных компаний шла речь в этой резолюции.
Определенная часть материалов, по которым шло обсуждение и голосование, касалось и таких более политических, чем экономических вопросов. Например, доклад, подготовленный Комитетом по иностранным делам о предстоящей сессии Генеральной Ассамблеи ООН. В отличие от всей нашей политической группы, которая голосовала «за», я голосовала против вместе с группой левых. Последнее время это случается часто, по вопросам принципиальным, связанными с территориями бывшего Советского Союза, России, Украины, Грузии, Молдовы, другие кавказские страны и Центральной Азии я нахожу свою позицию ближе к группе левых, чем моей группы зеленых. В данном случае наличие в этой резолюции параграфа о том, что нужно в рамках ООН давить на Россию в свете ее нелегальной аннексии Крыма, заботиться о нерушимости границ трех стран – Грузии, Украины, Молдовы. Почему-то о других странах и о народах в этих странах забывают, которые тоже имеют право на самоопределение. Таких, как Приднестровье, как Нагорный Карабах, как тот же Крым, Абхазия, Осетия. Главное – давление на Россию, из-за чего я за эту резолюцию и не проголосовала.
Европарламент довольно жестко регламентирует такие вещи, которые, казалось бы, мелочь, но в некоторых сферах он имеет такую компетенцию. В частности, в сфере производства продуктов питания в разрезе влияния на здоровье человека. И тут была принята одна интересная резолюция по критериям содержания кофеина в энергетических напитках. Здесь есть полномочия у европейского парламента и он этим воспользовался – остановить включение некоторых энергетических напитков как допустимых. В этой резолюции оговаривается, что энергетический напиток может содержать только до 27 граммов сахара и до 80 миллиграммов кофеина. Даже в таком «мелком» вопросе, но Евросоюз устанавливает очень жесткие нормы. Сожалею, что таких норм нет по социальным вопросам.
Один доклад был социальный. Он касался воплощения норм Конвенции ООН о правах инвалидов. Я была теневым докладчиком, выступала по этому докладу, очень много времени потратила на работу с ним. Основным докладчиком была депутат от Бельгии Хельга Стивенс. Она сама глухонемая, но очень активный политик. У нас таких депутатов несколько, которые работают с сурдопереводчиками. Но речь идет о 80 миллионах инвалидов, столько их насчитывается во всем Европейском Союзе. И это на 500 миллионов жителей. Посчитайте – это очень много! Так вот в этом докладе опять, к сожалению, не прошли некоторые нормы, которые нам казались очень важными. Например, о том, что социальный фонд и выплаты из этого фонда должны быть прозрачными, и если там нарушаются определенные критерии, то деньги не должны выплачиваться и должны пересматриваться условия договора. Тем не менее много хороших и важных предложений в этом докладе прошли и были приняты. И сейчас разрабатывается директива о доступности различных мест для инвалидов. Вы знаете, что в этом направлении ЕС выдвигает такие нормы. Тут действительно можно сказать, что Европейский Союз является пионером. Ведь если сравнить даже с Россией, инвалиду невозможно даже в метро попасть, а здесь всюду есть лифты. Хотя и тут есть проблемы, когда я на костылях я передвигалась со сломанной на горных лыжах ногой, то в аэропорту в Париже Шарль де Голль мне пришлось преодолевать большие расстояния для того, чтобы добраться до той точки, где мне предлагалось кресло на колесиках. То есть, еще есть много о чем говорить и работать. Мне очень понятны и близки эти проблемы, потому что нахожусь в прямом контакте с организациями инвалидов, и латвийских и
представитель такой организации занимает важный пост в рамках всего Евросоюза - Гунта Анча. Она регулярно бывает в Брюсселе, мы вместе работаем и обсуждаем проблемы.
Если уж мы говорим о соседях Европейского Союза, можно вспомнить и Беларусь. Тут было одно интересное голосование, касающееся Белоруссии. Часть депутатов предложила задержать выплату возможных кредитов, под которые дается гарантии ЕС для определенных проектов в Белоруссии. Мол, там плохо соблюдаются права человека, и надо ждать до осенних выборов. И если эти выборы пройдут по демократическим стандартам, тогда гарантии выдадим, а пока не хотим. Тем не менее, не нашлось 2/3 депутатов чтобы это предложение поддержать. И мой голос тоже был в той копилке, в которой мнение было такое, что нельзя отдельно взятую страну так выделять и опять наказывать. Эта избирательность в отношении Белоруссии уже давно, а в отношении России последние годы, поиски «плохого мальчика» ответственного за проблемы, возникающие в Европейском Союзе. Надо сказать, не Лукашенко, а Путина точно многие называли автором brexit. Оказывается, Россия повлияла на то, чтобы британцы проголосовали за выход из ЕС. Это полный абсурд. Но тем не менее такое удобное решение свои проблемы сбрасывать на другого. Все-таки разум возобладал, абсурдность этой избирательности тоже была очевидна. И я оказалась в числе тех депутатов, которые затормозили эту негативную избирательную позицию в отношении Белоруссии.
Мы с вами встретимся теперь уже через два месяца, после окончания сентябрьской сессии. Предстоит еще очень много работы. В частности, вчера я два часа провела вместе со своими теневыми докладчиками в обсуждении собственного доклада о балансе частной жизни и трудовой жизни. И там много говорится и о возможности родителей получать отпуска, частичную или дистанционную работу для того, чтобы больше времени посвящать семье, о директивах по декретному отпуску не только для женщины, но и для отца ребенка. Об этом мы еще будем говорить. Сейчас идет обсуждение, чтобы заручиться поддержкой большинства. И приходится идти на некоторые компромиссы. Но это философия жизни. Принципы демократии предполагают подчинение меньшинства большинству, но при этом и уважение прав меньшинств. По этим принципам и будем двигаться вперед. Всего вам хорошего и хорошего летнего отдыха.

Комментарии


Символов осталось: