Главная страница  -  Наш депутат  -  Евродневник


10.03.2016   Евродневник Татьяны Жданок №77

Здравствуйте.

Сегодня 10 марта. Только что завершилась первая весенняя сессия Европейского парламента. Она была отмечена пояснениями по голосованиям.

Сегодня четверг, а прибыли и начали работу в Страсбурге мы в понедельник. Это было 7 марта, и весну мы отметили Международным женским днем, 8 Марта. Здесь, в Западной Европе, и в Страсбурге в том числе, этот день больше рассматривают не как праздник с цветами и поздравлениями женщин, а как напоминание о необходимости женщинам и дальше бороться за свои права.

В повестку дня 8 марта было включено несколько вопросов, подготовленных Комитетом по правам женщин. Есть такой нейтральный комитет. Но все это под влиянием актуальных событий этого года. Она была сконцентрирована на особо сложной проблеме, на тех сложных обстоятельствах, в которых оказываются женщины-беженцы. Дебаты и принятая затем резолюция так и назывались: «Ситуация женщин-беженцев в Европейском Союзе». Принятию резолюции предшествовало торжественное выступление нового комиссара ООН по делам беженцев Филиппа Гранди. Выступление его было очень интересным, прочувственным и вызвало аплодисменты депутатов. Резолюция с высказыванием озабоченности о ситуации женщин, оказавшихся под угрозой смерти в своих странах и ищущих убежище в ЕС, была принята. Голосовало 388 – «за», правда, правые радикальные партии воздержались (159) или голосовали «против» (150). Но основная часть депутатского состава поддержала призывы к тому, чтобы решать проблемы беженцев. Как известно, конвенция ООН о беженцах говорит, что каждый имеет право на убежище, если его жизнь подвержена риску. Это те обязательства, которые Европейский Союз, конечно же, должен соблюдать.

Я хочу сказать о некоторых темах, поднятых и голосовавшихся во вторник, 8 марта. Одна из таких горячих тем – это вопрос о портах. Звучит он так: «Рыночный доступ к портовым услугам и финансовая прозрачность портов». Надо сказать, что это была оценка Европарламента предложению Еврокомиссии. Но предложение Еврокомиссии вымученное, оно очень многих не устраивало. И в первую очередь нашу группу «зеленых», которая оценила это как попытку хоть что-то предложить при отсутствии реальных, конкретных инициатив, о которых Комиссия говорила и пообещала их выдвинуть еще 12 лет назад. Главное, о чем тогда шла речь, чтобы были общие европейские правила об оказании помощи портам со стороны государств, где эти порты находятся, чтобы такие правила были общими для всего Европейского Союза. Латвия, как государство, находящееся на берегу Балтийского моря и Рижского залива, конечно же, была заинтересована в том, чтобы такие нормы были бы. Вместо это Еврокомиссия вышла с весьма сомнительными предложениями, которые Латвийская ассоциация портов вообще оценила, как предложение в пользу больших пароходных компаний, владеющих судами, с тем, чтобы этим обязывающим документом оказать им преимущества в ущерб как раз интересам портов. Было письмо от Латвийской ассоциации портов нам, депутатам, не поддерживать это изменение регламента, направленное против интересов портов, не учитывающих то, что инфраструктура портов очень сложная, ведь они должны заботиться не только о тех регионах, где, собственно, проходят суда, углублять их и так далее. В их ведении более широкая инфраструктура: забота об окружающей среде, о сопутствующих услугах, логистике. Все это не было учтено. В данном случае предложение Латвийской ассоциации портов совпало с позицией нашей группы, мы голосовали за то, чтобы вернуть это предложение назад, в Еврокомиссию и заставить ее выйти с более радикальными предложениями. Но таких депутатов оказалось меньшинство: 243 при 18 воздержавшихся, а вот 451 проголосовали «за» этот регламент, действующий в пользу крупных, причем, как правило, полностью не относящихся к государствам Евросоюза, а транснациональных корпораций, владеющих судами. Если посмотреть, как проголосовали латвийские депутаты, то «против» вместе со мной проголосовали еще депутаты Мамыкин и Григуле, а «за» - все остальные. То есть депутаты от «Единства» и депутат от национального объединения господин Зиле. Как они объяснят своим избирателям, почему они приняли такое решение, это их проблема. Хотя многие из них предпочитают вообще ничего своим избирателям не объяснять и на пять лет забыть о том, кто за них проголосовал и кто ждет от них решение их проблем на уровне Европейского Союза.

Еще один документ, который был предложен на наше голосование и по которому мы голосовали в среду – это основные направления бюджета на 2017 год. В данном случае наша фракция воздержалась, поскольку мы выставляли другие приоритеты в бюджете. К сожалению, большинство депутатов 425, это, так называемая, большая коалиция, то есть, Народная партия и социалисты, поддержали бюджет, основанный на принципе мер экономии. То, против чего выступают левые, и 200 депутатов проголосовали «против». Это, как раз, левая фракция, «зеленая» фракция и некоторые другие небольшие фракции, имеющие другой подход к составлению бюджета.

Был еще один доклад, который посвящен борьбе с финансовыми преступлениями. Это отчет о том, как эта борьба проходила в 2014 году. С таким вот запозданием. В частности, для нас было очень важным предложение, сделанное нашим депутатом, работающим в соответствующей профильной комиссии по финансам, установить такой критерий, как «индекс коррупции».  С тем, чтобы по нему уже оценивать государства-члены. Большинство депутатов проголосовало за это предложение. С небольшим перевесом, но прошло. Для нас было критическим голосовать или не голосовать за эту резолюцию. Будет очень интересно посмотреть, как Латвия расположится в ряду 28 государств-членов Европейского Союза по показателю коррупции. Я думаю, что, к сожалению, мы будем на одном из последних мест, если не на самом последнем.

Учитывая то, что принятие решений в Европейском Союзе довольно сложное, и разные полномочия есть у Парламента, у Совета, кое-какие решения мы принимаем вместе, особенно важные, так называемые, обязывающие решения, регламенты. Некоторые вопросы решает Совет при только рекомендательных оценках Парламента. Был подготовлен еще один доклад, так называемое, межинституционное соглашение о лучшей законодательной процедуре. Некоторые наши предложения, к сожалению, не прошли. В частности, предложение о том, что нужно создать регистр лоббистов. И в отношении лоббистов соблюдать прозрачность и фиксировать, кто с какими предложениями и просьбами обращается к депутатам. В частности, пример о чем я говорила, это обращение Ассоциации латвийских портов. Наша группа «зеленых» самостоятельно на своем сайте уже имеет раздел, где мы, депутаты, фиксируем все случаи, когда к нам обращаются те или иные заинтересованные стороны. И если это прозрачно и понятно, то это положительное решение. Поскольку всегда есть какие-то интересы определенных ассоциаций, определенных бизнес-структур. Главное, чтобы такие интересы были прозрачны, чтобы депутаты могли позволить проверить, действуют они в интересах избирателей или в интересах каких-то структур. Например, случай с портами – это было совпадение позиций нашей группы «зеленых» и Латвийской ассоциации портов, это наш подход к тому, что надо поддерживать порты со стороны государства, что нужно вкладывать не только в те фрагменты деятельности порта, которые интересны заходящим судам в этот порт, но и поддерживать более широкую инфраструктуру порта. Поэтому в этой ситуации мне абсолютно нечего скрывать перед своими избирателями, да, мое голосование в данном случае совпадало с интересами Латвийской ассоциации портов. Хотя может быть противоречила как раз каким-то другим лоббистам, под влиянием которых действовали другие депутаты в интересах больших судоходных компаний.

Еще один пример лоббизма был со стороны производителей сыров. Они тоже вышли на нас, депутатов, с тем, чтобы мы не соглашались с маркировкой продуктов красным цветом, что означает «вредные для здоровья продукты». Под них попадали практически все сыры, потому что в них достаточно большой процент жирности. Это тоже совпадает с позицией нашей группы «зеленых» о том, что таким упрощенным образом нельзя относиться к сельскохозяйственной продукции. Это подрывает производство традиционных продуктов, в частности, производителей сыров, в частности в таких странах, как Франция, Италия и наша Латвия в том числе.

Возвращаюсь к тем вопросам, которые мы обсуждали на сессии. Это, так называемые, срочные проблемы, связанные с нарушением прав человека. Они группируются в один день, обсуждения проходят в четверг утром, затем голосование. Резолюции составляют сами политические группы, которые накануне определяют, какие вопросы включить в повестку дня. На этой сессии в повестку дня естественно были включены вопросы по Эритреи и по Египту. По Сирии вопросы обсуждались отдельно, с участием в дебатах высших должностных лиц Евросоюза.

У меня вызвало недоумение включение в повестку дня вопроса о нарушении свободы слова в Казахстане. Это было сделано не случайно. Дело в том, что 20 марта в Казахстане пройдут парламентские выборы. Я сама являюсь заместителем председателя делегации по связям со странами Центральной Азии. Это шесть стран: пять республик бывшего Советского Союза Средней Азии (сейчас принято говорить Центральной Азии) и Монголия.  В Казахстане мы были с визитом, встречались там с парламентариями в Астане осенью прошлого года. Конечно же, мы встречались и с неправительственными организациями. Мы знаем об их проблемах, о том, что есть уголовное наказание за деятельность против интересов государства, что по этой статье есть несколько заключенных в Казахстане. Да, проблема есть. Но почему именно на эту сессию была включена соответствующая резолюция, почему эта резолюция была выдержана в таком нравоучительном и неуважительном тоне по отношению к Казахстану? Ответ для меня очевиден – это попытка оказать влияние накануне выборов, поставить какие-то ультиматумы. В резолюции было очень некрасивое упоминание того, что Казахстан, мол, претендует на место по ротации в Совете безопасности ООН на 2017-2018 годы, намек на то, что мы, мол, можем это не поддержать, если вы будете вести себя не так, как нам нравится. Поэтому я, как инициатор, не подписала эту резолюцию. Было по несколько инициаторов от каждой политической группы, в том числе от группы «зеленых».  В данном случае и левые активно участвовали, даже давали свои поправки, уточняющие осуждения Казахстана. В частности, в отношении сексуальных меньшинств. Ясно же, что Казахстан является традиционным обществом, что определенные озабоченности могли возникнуть.  Вот такое давление, применение общих стандартов, которые исходят из уст политиков, причем, политиков, которые вовсе не являются чемпионами в области прав человека. И сегодня, получив от своей группы время для выступления, я об этом сказала: я не представляю позицию авторов этой резолюции, я говорю от имени делегации по связям со странами Центральной Азии. Я считаю, что отношения должны строиться на взаимной уважительной основе, что мы не имеем права никого поучать и, пользуясь возможностью, еще и привела примеры: это та же Венгрия, страна Европейского Союза, которую в нашей Парламентской резолюции мы осудили за нарушение свободы слова, это Польша, по которой такие же были дебаты и обвинения в том, что закрыты все оппозиционные СМИ, а государственные СМИ стали средство информации только правящей партии. Упомянула ситуацию и в Латвии, в первую очередь о том, что наш Латвийский сейм на прошлой неделе в первом чтении принял поправки к уголовному закону. По этим поправкам уже есть заявление нашей партии, мы резко их осуждаем.  Я коротко ознакомила депутатов с их содержанием, сказав, что уголовное и тюремное заключение предлагается за абсолютно ненасильственные действия, которые могут быть оценены, опять же, абсолютно произвольно, как действия против суверенитета Латвийской Республики. Это очевидное нарушение права свободы слова, высказываний, свободы средств массовой информации, оговоренных в основных документа Европейского Союза. Тем не менее большинство депутатов послушно проголосовало за эту резолюцию, осуждающую Казахстан. Конечно же, все не перфектны в вопросах соблюдения свободы слова. Мы тут узнали, как даже в странах старой демократии, таких как Великобритания, Франция и Германии все большей и большей цензуре подвержены журналисты. Конечно же есть проблемы и в Казахстане, но решать их нужно не пиная друг друга, а совместно, общими усилиями.  Это был смысл моего выступления.

Было два доклада о готовности стран, подписавших договор об ассоциации с Европейским Союзом.  Это бывшие Югославские республики – Македония и Черногория. Мне не понравились разделы, где говорится об евроатлантической интеграции, о необходимости вступления в НАТО. Поэтому я не поддержала эти резолюции и голосовала «против» соответствующих пунктов в этих резолюциях.

Наконец я расскажу более подробно о дебатах, состоявшихся по очень больным вопросам. Одни прошли во вторник, 8 марта. Это дебаты по ситуации в Сирии. Они прошли с участием еврокомиссара, ответственного за внешнюю политику Европейского Союза Федерики Могерини. Вторые дебаты о предстоящем саммите Евросоюза, в частности, о том, чем завершился саммит на уровне Евросоюза и Турции. Конечно же, это все очень тесно переплетено. Большой акцент и в тех и в других дебатах был сделан на проблему беженцев.

Сначала о ситуации в Сирии. Что меня удивило, что очень многие в своем выступлении, не исключая Федерику Могерини, не нашли в себе мужества достаточно четко акцентировать внимание на том, что достигнутое перемирие смогло стать таковым только благодаря действиям России. Могерини говорила, конечно, о том, что военные действия в регионе подконтрольны двум державам. Это Соединенные Штаты Америки и Россия. Она говорил о том, что Евросоюз в основном нацелен на гуманитарную миссию, что он оказывает основную финансовую помощь. Но мне кажется, она недостаточно внимания уделила тому, что удалось этим двум государствам, США и России, сделать решающие шаги для перемирия. И России в первую очередь. Хотя она упоминала о своих переговорах и с Керри, и с Лавровым, говорила об интересных подробностях, как это все происходило, говорила, насколько это все сложно, привела ее знаменитое сравнение со стаканом, который наполовину пустой, наполовину полный, что по ее мнению, этот стакан был совсем пустой, а сейчас они его наполняют капелька по капельки, что легко критиковать, трудно делать. Это все понятно. Меня поразило, что группа депутатов, заведомо антироссийских и антирусских, не снизила свою риторику.  Хотя, конечно же, руководители политических групп в данном случае были очень сдержаны и, если уж не хвалили Россию, то и не критиковали. Но были и откровенно русофобские выступления. Самое примечательное из них - выступление депутата от Литвы Петраса Аустревичуса. Я процитирую его: «К этой ситуации нас привели пять лет нашего бездействия. Вся ситуация в Сирии – это разыгранная комбинация Путина. Он поддерживал две стороны, не останавливал примыкать российских граждан к ИГИЛ с одной стороны, а с другой поддерживал Асада. Россия бомбит госпитали, тем самым вынуждая беженцев перемещаться в Евросоюз, и использует это потом в своих пропагандистских целях». Вот такое голословное, ложное и оскорбительное утверждение в отношении России. Оригинальный политик от Польши Корвин Мики, он недавно появился на дискуссии на передачи Владимира Соловьева «Воскресный вечер», поэтому многие представляют, как выглядит этот депутат, он баллотировался на пост президент Польши, он политик, стоящий особняком, очень антикоммунистически настроенный. Та вот, в том, что касается оценки России, он был абсолютно четок в отличие от других выступавших и сказал, что перемирие наступило только благодаря России.  Но он раскритиковал идею проведения выборов в Сирии, сказав, что только авторитарный режим должен быть и никаких выборов.

Были и очень сдержанные и достойные выступления некоторых депутатов, хорошо знающих ситуацию. Например, депутат из группы либералов от Словении Иво Вайгло сказал, что «мы не понимали Сирию, мы делали ошибки, что мы, вопреки утверждениям некоторых депутатов, находимся в состоянии холодной войны и наверное уже надо начинать думать, что будет после войны». Очень хорошее выступление было депутата либерала Хавьера Нарта из Испании. Он тоже осуждал бездействие Европейского Союза, которое привело к коллапсу в Сирии. Он как раз говорил о том, что режим Асада сейчас оказался единственным гарантом для сосуществования разных религий и «мы должны признать, что интервенция России - это именно то, что привело нас к сегодняшнему перемирию. Мы не должны избегать признания этого. Пять лет была война, а перемирие смогло состояться только после подключения России, и мы должны бороться против терроризма».  Это основной смысл его выступления.

Так что довольно много депутатов и политиков положительно оценивают роль России, положительно оценивают это хрупкое перемирие. Но ястребы не склоняют голову, что подтвердили дебаты.

Дебаты, состоявшиеся на следующий день, утром 9 марта, у меня вызвали удивление. Я не думала, что столь критически и столько политиков и целых политических групп будут оценивать сделку с Турцией. Как известно, накануне, 7 марта, когда депутаты собирались в Страсбург на эту сессию, в Брюсселе главы 28 государств Европейского Союза совещались вместе с президентом Турции Эрдоганом и премьером Ахметом Давутоглы. Сделка, о которой официально мало что известно, хотя очень много на эту тему досужих домыслов, версий и вариантов. Важен сам факт – были переговоры, была договоренность. И это после того, как накануне Турция разгромила протестующих против закрытия главной оппозиционной газеты, в то время, когда Турция берет в кольцо шесть курдских городов и фактически осуществляет геноцид курдского населения и уничтожает их физически. Я сама была свидетелем этого, находясь на юго-востоке в курдских регионах Турции, в турецком Курдистане вместе с группой наших депутатов.

Комиссар Домбровскис выступал от имени Еврокомиссии, он президент еврокомиссии по этим вопросам, он отчитывался еще и по финансам, якобы есть большие положительные подвижки. Но я знаю, что все похвальбы господина Домбровскиса о том, чего он добился в Латвии в конце концов оказались полным пшиком. Мне кажется, что похожие похвальбы по поводу того, что Европейский Союз выходит из кризиса, тоже не имеют достаточных оснований. В дальнейшем мы будет это анализировать. Что касается договора с Турцией и проблемы беженцев, он говорит – сложная проблема, и мы не знаем, как ее решать.

Более конкретной была выступающая от имени Нидерландов (сейчас Нидерланды председательствуют в Евросоюзе), министр, а в прошлом наша коллега, депутат Европарламента Хеннис-Плашард. Она как раз очень хвалила договоренности с Турцией и заявила, что договориться с Турцией – единственный способ решить проблему беженцев и миграционный кризис в Европейском Союзе, что без договоренности с Турцией эта проблема не может быть решена. Ее высказывание очень сильно стали критиковать в своих выступлениях руководители политических групп. Дебаты длились три с лишним часа и фактически, если бы была соответствующая резолюция (она будет подготовлена к следующей сессии), то тех, кто поддержал эту позицию, что с Турцией надо договариваться любой ценой и поддержали то, что сделали главы ведущих государств, в том числе Ангела Меркель, братаясь с Эрдоганом и Давутоглы, так вот таких оказалось даже арифметически меньшинство. Собственно, эту политику поддержала только Народная партия, куда входит партия Христианских демократов Ангелы Меркель, куда входит наша партия «Единство». Дальше пошли очень критические выступления со стороны социалистов, либералов. Ги Верхофстадт, бывший премьер Бельгии, лидер группы либералов, заявил, что вместо того, чтобы решать проблему беженцев, проблему границ Европейского Союза, мы подключаем Турцию, расширяем наши границы за счет Турции и пытаемся решить проблему уже на этой расширенной территории. Это очень точное определение, мне оно очень понравилось, оно объясняет смысл этой стратегии, которую исповедуют сторонники договоренности с Турцией. Повторяю, это вызвало очень сильную критику фракций от социалистов, либералов. Очень жесткое выступление было представителя от нашей группы «зеленых». Мы эти решения просто назвали предательством интересов Европейского Союза, предательством основных принципов ЕС. На удивление было очень критическим выступление консерваторов. Конечно, очень критическим было выступление группы евроскептиков в лице Найджела Фараджа, главного оппонента Кэмерона. Но вот по вопросам сделки с Турцией он был очень критичен. Такое же критическое выступление было у Марин Ле Пен. Одна из представителей нашей группы «зеленых» Келлер, инициатор нашей поездки в Курдистан также выступила с одной из самых эмоциональных речей. Обращаясь к этим руководителям, она сказала – как вы можете спокойно спать, когда вы таким бессовестным образом идете на сделки, а не решаете проблемы, которые должен и может решить Европейский Союз. Вот так мы отреагировали на ту сделку, которую в понедельник, 7 марта совершили лидеры Евросоюза вместе с авторитарными руководителями Турции. Конечно же ситуация будет развиваться и очень непросто. Здесь есть разные точки зрения и подходы. Мы будем следить и пытаться влиять. Во время своей поездки в горячей точки на юго-востоке Турции, турецкого Курдистана я лично убедилась, своими глазами видела, как турецкое правительство готово физически уничтожать всех, кто с ними не согласен даже на своей территории, не говоря уже о тайных связях с ИГИЛ, о нарушениях границ и об атаках на сирийских курдов. Об этом я говорила и буду говорить – невозможно и преступно соглашение с таким диктатором, коим является президент Турции Эрдоган и премьер Давутоглы. Европейский Союз должен поступать по-другому. Он сам должен стать одним из лидеров в противостоянии ИГИЛ, этому безусловному злу. И делать это вместе с Россией, прекратить холодную войну с Россией, работать вместе с ней так, как начали работать с Россией другие, более ответственные и дальновидные политики.

Всего вам доброго.

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: