Главная страница  -  Наш депутат


14.03.2017   Татьяна Жданок: «Сирией надо заниматься всерьёз, иначе проблем у Европы будет ещё больше»

На этой неделе завершился визит группы депутатов Европейского парламента в Сирию. Евродепутаты из Испании, Италии, Эстонии и Латвии представляли 6 политических групп. Членом делегации ЕП была и сопредседатель партии Русский союз Латвии Татьяна Жданок, которая ответила на вопросы корреспондента BaltNews.lv.

На этой неделе завершился визит группы депутатов Европейского парламента в Сирию. Евродепутаты из Испании, Италии, Эстонии и Латвии представляли 6 политических групп. Членом делегации ЕП была и сопредседатель партии Русский союз Латвии Татьяна Жданок, которая ответила на вопросы корреспондента BaltNews.lv.
Комментарий с борта самолета по пути из Алеппо в Дамаск.
 
 
 
 

- В составе делегации депутатов Европарламента Вы на днях посетили Сирию. Это вторая Ваша командировка в эту охваченную войной страну. В чем отличие программы нынешнего визита от прошлогоднего?

— Главное отличие — посещение недавно освобожденного Алеппо. Начну с моментов безопасности. Аэродром, на который мы должны были приземлиться, расположен на юго-востоке Алеппо, в зоне недавних интенсивных боев. Его восточная часть была занята противоборствующей стороной. Взлетная полоса разбита, видимость меньше 500 метров.

Над городом стоит смог, но не лондонский туман или смог больших промышленных городов, а взвесь, состоящая из частичек пыли от разрушенных зданий. Пилот сажал самолет вручную, заходили на посадку несколько раз. Во второй раз правое шасси самолета коснулось полосы, самолет едва не завалился на крыло. Удалось приземлиться только с третьей попытки, пилот вышел из кабины самолета совершенно мокрый от пота…

- Вам самой страшно было в момент посадки?

— Знаете, не особенно страшно, я даже удивилась самой себе. Из аэропорта в Алеппо мы ехали в автомобильной колонне, впереди которой следовала машина с пулеметом… Я смотрела из окон на развалины экономической столицы Сирии. Да, до войны это был динамичный промышленный и торговый центр.

Сегодня телевизионные картинки и фотографии в газетах совершенно не передают того, что есть на самом деле, — это надо ощутить. Город разрушен наполовину. До войны здесь проживало даже больше людей, чем сейчас во всей Латвии. А в регионе вокруг Алеппо — около 6 миллионов. Сейчас осталась примерно треть.

- При таком раскладе, вероятно, оставшимся трудно сохранить оптимизм, надежду на будущее?

— Как ни странно, люди настроены, скорее, оптимистично. Алеппо по своей натуре мирный город, и люди хотят мира. Сейчас Алеппо понемногу оживает, восстанавливается. На улицах играют дети, появились машины, такси — словом, жизнь несмотря ни на что, продолжается.

- Во время вашего визита произошел масштабный теракт в Дамаске. Как простые сирийцы и местные политики реагировали на теракт?

— В этот момент наша группа как раз находилась в Дамаске, мы посещали сирийский парламент. Никакой паники там я не заметила. Хотя, конечно, были соответствующие объявления по радио, телевидению.

- Видели ли вы российских военных специалистов в Сирии?

— Нет, не довелось.

- А кого вообще из иностранцев Вы там повстречали?

— Мы были в офисе специального представителя ООН в Сирии, нам подробно рассказали о гуманитарных операциях. Довольно долго разговаривали с послом Чехии — единственной страны ЕС, не прерывавшей с Сирией дипломатических отношений. Опыт Чехии показывает, что, в отличие от маниакального упрямства, с которым латвийские власти отказываются контактировать с сирийским руководством, небольшая страна Европейского Союза может проявлять и взвешенное, ответственное отношение.

- Насколько успешно продвигается процесс примирения сторон конфликта в Сирии?

— Есть два разных способа примирения. Первый «примирением» можно назвать условно, — это скорее принуждение к отказу от вооруженной борьбы. Сирийская армия шаг за шагом отвоевывает населенные пункты у ИГИЛ и других террористических групп, на которые перемирие не распространяется. С нового года таким образом были выведены из зоны боевых действий около 140 поселков и деревень.

Но вот с 64 оппозиционными группировками режим перемирия сохраняется. И в отношении населенных пунктов, которые являются оплотом этих сил, идет переговорный процесс. Нам говорили, что на примирение согласились более тысячи населенных пунктов, но я не могу оценить истинные масштабы — для этого надо было знакомиться с ситуацией в отдаленных сельских районах, а это не входило в задачу нашей группы.

О процессе примирения мы беседовали с правительственным министром, отвечающим за этот процесс. Его зовут Али Хейдар. Он сам являет собой пример политического компромисса между властью и оппозицией.

Этот политик возглавляет созданную в 2012 году Социалистическую национальную партию. Она выступала против линии президента Башара Асада. Однако по мере нарастания вооруженного конфликта Али Хейдар решил отложить противоречия на послевоенное время и согласился занять пост министра. В центре внимания министра — проблема внутренних беженцев, перемещенных лиц и возвращение уехавших из страны. А сирийцы уже возвращаются. Этот факт, кстати, подтвердила и посол Чехии в Сирии Эва Филипи.

В поездке нас сопровождал Бутрос Мержани, глава комиссии по иностранным делам парламента Сирии. Тоже крайне любопытная фигура. Он католик, жил в христианском районе Алеппо, который тоже частично разрушен, хотя сейчас и контролируется правительственными войсками. Мы встречались с христианскими лидерами, побывали в больнице Красного Креста, говорили с Хусейном Диабом, губернатором Алеппо. В Дамаске нас принял президент Башар Асад.

- В прошлый раз в общении президента Башара Асада с вами центрально место занимали вопросы будущего Сирии — как светского, национального государства, а также отношение к разным группам террористов. Что на это раз вы отметили в беседе с президентом, какие новые акценты появились?

— Президент подчеркнул, что продолжается глубинный анализ событий внутри страны и за ее пределами. В частности, анализ того, почему в Сирии случилось то, что случилось. Они реально хотят сделать работу над ошибками. Еще мне показался важным аргумент президента Сирии о том, что, если бы из трех миллиардов, выданных Евросоюзом президенту Турции Эрдогану, чтобы был уменьшен поток беженцев в Европу, хотя бы часть средств выделить Сирии на восстановление страны, то число сирийских беженцев сразу бы сократилось, люди вернулись бы на родину.

- Сирийцы рассчитывают на помощь Европы?

— Более всего сирийцы шокированы не отсутствием масштабной помощи, а санкциями, введенными Евросоюзом в отношении их страны. Если, скажем, для России санкции не столь болезненны, то для Сирии это был ощутимый удар. В стране многого не хватает, начиная с медикаментов и детского питания и кончая запчастями к самолетам. Плохо с питьевой водой, с электроэнергией. В том же Алеппо по вечерам электричество подают с уличных генераторов в офисы, кафе, а в домах, как правило, света нет вообще.

- А чем Европарламент может помочь Сирии? Что вы предложили коллегам после своего возвращения в Брюссель?

— Наша делегация изложила предложения в специальной декларации. Главное из них звучит так: «Ради мира и восстановления нормальной жизни в Сирии надо отменить санкции ЕС в отношении этой страны».

- Некоторые бдительные жители Латвии уже стали упрекать Вас в том, что вы уделяете внимание дальним странам, а не проблемам Евросоюза. Какое место в вашей обычной работе занимает сирийская проблематика?

— Во-первых, конфликтами в близких от Европы странах надо заниматься, иначе, образно говоря, «они займутся нами». Если не остановить войну в Сирии и не помочь с восстановлением страны, то миллионы сирийцев будут по-прежнему стремиться в Европу, а Евросоюз продолжит перераспределять беженцев по территории ЕС. И тогда уже «бдительные граждане» начнут спрашивать, почему мы не останавливаем этот поток. Во-вторых, этой теме я, тем не менее, не могу посвящать очень много времени, поскольку загружена ежедневной парламентской работой.

Хотите, расскажу, чем я занималась уже на следующий день после возвращения из Дамаска в Брюссель? С 9 часов утра я была на переговорах по докладу о доступности товаров и услуг для людей с ограниченными возможностями. Мы разрабатываем новые стандарты доступности Интернета, компьютеров, сурдоперевода на различных телевизионных программах, платежных автоматов и других подобных устройств для тех людей, которых мы по старинке в Латвии называем «инвалидами», а также для пожилых жителей ЕС.

Затем — полчаса на итоговую встречу нашей делегации, вернувшейся из Сирии, — мы согласовывали текст декларации по итогам визита. Потом последовали полуторачасовые переговоры с двумя комиссарами ЕС, ответственными за социальную политику и вопросы занятости, — обсуждали план дальнейших действий после утверждения моего доклада по балансу между работой и личной жизнью.

В частности, мы настаиваем на внедрении в соответствие с докладом единых для ЕС нормативов по продолжительности декретных отпусков, а также норм в отношении помощи семьям в уходе за детьми, стариками и инвалидами.

Совещание затянулось, ответы на Ваши вопросы я диктую по телефону уже в десять вечера… И в таком ритме мы работаем каждый день.

автор : Владимир Акопов

http://baltnews.lv/Interview/20170316/1019235561.html

 

Комментарий Татьяны Жданок с борта самолета по пути из Алеппо в Дамаск.

Сейчас 8 вечера. Мы улетаем назад из Алеппо в Дамаск. Сюда мы летели в тумане, который, как потом выяснилось, был обусловлен не природными явлениями, а тем, что в Алеппо разрушено много домов, и вся пыль поднялась ввысь. Все это выглядит даже гораздо хуже, чем иногда в самые загрязненные дни в Пекине. Ситуация в Алеппо мне напомнила скорее не Пекин, он все-таки мирный город, строящийся, с работающими предприятиями. А Алеппо, который был шестимиллионный город, который строился, который очень много производил, сегодня разрушен наполовину. Из шести миллионов осталось два неполных.
Когда мы встречались с губернатором, подъехали к административному зданию, а оно стоит буквально на границе противостояния правительственных войск и так называемой оппозиции, а на самом деле, тех же террористов, постоянно меняющих свое название. Отличить их от ИГИЛ, ДАИШ по идеологии невозможно, только по составу участников. Так вот это здание частично разрушено, войти в парадный вход вообще невозможно. Нас завезли в гараж, и мы поднимались оттуда. Поднимались по слабоосвещенной лестнице. У меня тут же возникла аналогия с Цхинвалом, когда мы с Джульетто Кьеза, два европейских депутата в октябре 2008 года приехали туда после бомбардировок правительственными войсками Саакашвили.
Вы видели картинки разрушенного Алеппо, мне не надо вам об этом рассказывать. Простоя говорю вам как человек, который только что там побывал. Если ты там не был и не видел все это своими глазами, то сколько бы ты не смотрел на это с телевизионного экрана, все равно ТАК ощутить эту катастрофу невозможно. Понимая всю ее глубину, ты вспоминаешь и думаешь о своей ответственности. Эта ответственность и привела нас сюда. Поездка, как вы понимаете, не из легких, не из безопасных. Но я человек верующий, я верю в судьбу и думаю, что если мне избиратели дали мандат депутата, то я должна использовать его на полную катушку. Тем более, что работаю третий срок и в третий раз получила этот мандат.
Мы создали группу из десяти депутатов – группа поддержки мирного процесса в Сирии. Интересно, что хотя нас всего шестеро, мы практически охватили весь Европарламент. Шесть депутатов из шести политических групп. Это левые, социалисты, зеленые, либералы, народники и группа за прямую демократию. Шесть людей из разных групп, но при этом единомышленников в том, что касается двойных стандартов в освещении событий на Ближнем Востоке, что касается осуждения тех, кто развязал эти, так называемые, цветные революции, обернувшиеся геноцидом против жителей этих регионов, начиная с севера Африки, Египет, Марокко, Тунис, Ливия и дальше, Сирия и Ирак. А Ирак в этой череде исторически был первым.
Европейский Союз от осуждения входа американцев в Ирак, которое продемонстрировали две крупнейшие державы – Германия и Франция - перешел сейчас к сплошной комплементарной политике, политике абсолютного отстранения от четкой позиции по ситуации на Ближнем Востоке. Кроме того, еще и прямому вранью. Федерика Могерини, выступая перед депутатами Европейского парламента, говорила, что Европейский Союз оказывает самую большую гуманитарную помощь в Сирии. Это неправда! И мы сегодня в этом убедились.

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: