Главная страница  -  Наш депутат


14.06.2016   Татьяна Жданок: «В Перу голосуют все»

По заданию Европарламента Татьяна Жданок наблюдала за законностью проведения президентских выборов в Перу, состоявшихся 5 июня. Об опыте этой страны и общих впечатлениях от выборов мы беседуем с евродепутатом.

 

 

 Николай Егоров


 

— Татьяна Аркадьевна, кто побеждает на выборах президента в Перу и как это повлияет на мировую политику?

— Голоса до конца не подсчитаны, но пока с минимальным перевесом лидирует однофамилец латвийского премьера — Педро Кучински. Его отец — польский еврей, в 30-е годы бежал от нацистов в Перу. Мать президента — француженка, и он приходится кузеном известному кинорежиссеру Жану-Люку Годару. Выборы пока проигрывает кандидат с не менее интересной семейной историей — Кейко Фухимори, дочь бывшего президента Перу — Альберто Фухимори, отбывающего тюремный срок за различные преступления — от коррупции до репрессий. Что касается влияния на мировые события, то возможная победа Кучински — это укрепление правых сил в Латинской Америке. Похоже, времена латиноамериканского социализма, которые у нас ассоциируются в первую очередь с лидером Венесуэлы — Уго Чавесом, уходят в прошлое. Оба кандидата в президенты Перу — это правые политики. При этом Кучински считается еще и ставленником финансовых магнатов из США.

— Почему перуанцы проголосовали за Кучински?

— Он бывший премьер Перу, считается опытным политиком-технократом. Обещал снизить налоги, чтобы обеспечить приток зарубежных инвестиций, создать два миллиона рабочих мест для бедных, а также повысить зарплату полицейским, чтобы «порядка стало больше». Последнее обещание актуально в связи с непрекращающимися массовыми волнениями, в основном в районах, населенных индейцами. Протесты направлены против строительства новых шахт по добыче золота, серебра, олова и цинка. Но многие люди голосовали не за обещания Кучински, а против кандидатуры Кейко Фухимори из-за резко отрицательного отношения к ее отцу — Альберто Фухимори. Зловещая тень бывшего президента диктует выбор перуанцев.

— Но Фухимори в начале 90-х проводил неолиберальную политику и массовую приватизацию в Перу одновременно с такими же действиями латвийских властей. При этом наши бывшие премьеры не сидят в тюрьме…

— Да, социальные последствия массовой приватизации и там, и у нас привели к обнищанию населения. Но Фухимори при благосклонном отношении американцев пошел дальше. В 90-е годы он фактически стал диктатором, жестоко подавлял протесты, утопил в крови движение левых партизан, организовал подкупы и прослушку телефонов… Но самое ужасное преступление Фухимори, которое может быть квалифицировано как геноцид, — это насильственная стерилизация женщин из бедных индейских поселений. Сейчас в судах разбирается более двух тысяч жалоб. При этом правозащитники называют цифру в более чем триста тысяч подвергшихся этой операции.

— Как же при таком наследии Кейко Фухимори удалось соревноваться на равных с Педро Кучински?

— Кейко самостоятельный и харизматичный политик. Не стеснялась применять сомнительные технологии — годами путешествовала по бедным окраинам страны и раздавала продуктовые наборы. На это, по словам местных наблюдателей, ушли миллионы долларов. Подозревают, что их происхождение связано с доходами от наркотранзита. Только незадолго до выборов в закон был введен запрет на раздачу подарков избирателям.

— А как вообще были организованы выборы? В чем отличия от Латвии?

— Первое отличие в том, что участие в избирательных комиссиях добровольно-принудительное, денег за эту работу не платят. В списках избирателей указаны не только имена и фамилии, но также фото и личные штрих-коды. Подсчет голосов занимает не больше часа.

Другое отличие перуанских выборов — обязательное голосование для всех граждан в возрасте от 18 до 70. За неявку полагается штраф в 25 долларов, что составляет десятую часть средней зарплаты.

Национальная избирательная комиссия в Перу обладает большой властью. Накануне первого тура президентских выборов ею был по причинам технического характера дисквалифицирован один из главных соперников Кейко Фухимори — экономист Хулио Гузман. Но неделю спустя уже сама Кейко, будучи обвиненной в подкупе избирателей, избежала такой же участи.

— Каковы ваши впечатления от встреч с перуанцами?

— Люди приветливые и разговорчивые. В 8-миллионной Лиме темп жизни, как во всех столицах, напряженный. Совсем другая картина в высокогорном Куско, куда отправилась наша бригада наблюдателей. Куско — это столица древнего государства инков. Люди там неторопливые, встают рано, в 4 утра, и рано ложатся спать. Кстати, 24 июня здесь самая длинная ночь, и на эту дату приходится, как и в Латвии, один из главных национальных праздников. В воскресенье семьями отправляются на пикник в самое живописное место в окрестностях — на развалины крепости. Многие никуда из города не уходят, располагаются прямо на травке в скверах и уплетают за обе щеки приготовленную тут же, на улицах, непритязательную пищу.

— Перу — страна индейцев. Как дела обстоят с правами коренного населения?

— Да, это страна Латинской Америки с самой большой долей индейского населения — больше 45 процентов. Формально индейские языки кечуа и аймара имеют официальный статус наряду с испанским. В той же провинции Куско, где мы были, кечуа — родной язык примерно для сорока процентов жителей, но почти не используется в письменном обращении. Есть только программы на региональных радио— и телевизионных каналах.

В регионах, населенных преимущественно индейцами, победа соперника Кейко Фухимори была предопределена. Поскольку именно представители коренного населения явились главной жертвой преступлений Фухимори-отца. В то же время в случае избрания Кучински этот район может пострадать из-за интенсивной разработки природных ископаемых. Очевидно, в Перу недостает популярных левых политиков, способных сбалансировать нужды экономики и уважение к правам человека.  

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: