Главная страница  -  Наш депутат


29.02.2016   Татьяна Жданок: «Евросоюз должен заставить Турцию остановить гражданскую войну!»

Татьяна Жданок вернулась из командировки в турецкий Курдистан. Мы попросили Татьяну Аркадьевну рассказать об увиденном там.

 

— Какое самое сильное впечатление осталось от поездки в Курдистан?

 

— Это были даже не звуки выстрелов, не железные заборы и не дым, поднимающийся над расстрелянными кварталами… В последний момент, когда мы уже прощались с курдскими активистами и руководителями самоуправлений, стало известно об ультиматуме центральных турецких властей: или курды сдаются, или их районы будут подвергнуты тотальной бомбардировке. В момент, когда выйдет газета с этим интервью, кто-то из наших собеседников может уже быть убитым на этой отчаянной гражданской войне, которая давно идет на востоке Турции. Вот так — поговорили с людьми, а их уже может не быть в живых… Мы уезжали с мыслью, что так не должно быть — мир должен вмешаться и остановить насилие, которое сами власти страны остановить не могут. Или не хотят.

 

— Конфликт властей Турции со своим курдским меньшинством имеет долгую историю. Что на этот раз послужило толчком к вспышке насилия?

 

— События в Сирии. Мы были близко от границы с этой страной. По обе стороны границы живут курды. 

Чуть восточнее находится третья часть Курдистана — северный Ирак, где курды добились высокой степени автономии в период кризиса иракского государства. Пока сирийские курдские военизированные организации были скованы наступлением исламистов, Турция за ситуацией в основном наблюдала, оказывая поддержку дружественным ей группировкам. Как только правительственные войска Сирии при поддержке российской авиации начали громить исламистов, турецкое правительство запаниковало. Мы встречались с губернаторами восточных провинций Турции. Это ставленники центрального правительства, члены правящей партии. Они прямо говорят, что цель турецких властей — не допустить учреждения курдской автономии на севере Сирии и достижения курдами автономии в приграничных районах Турции. Якобы после этого все три автономные части в Турции, Ираке и Сирии отделятся и образуют страну Курдистан. Вот чтобы этого не произошло, надо непременно стрелять по своим курдам…

 

— А почему Турция не пытается договориться со своими гражданами — курдами, предоставить им автономию, разрешить их язык? Ведь многие десятилетия они добивались только этого, отрицая сепаратизм?

 

— Турция, как и Латвия, по образцу Франции провозгласила принцип «Одна страна — один язык». Но ситуация в Турции всегда была намного хуже, чем у нас. Когда десять лет назад мы встречались в Стамбуле с курдскими правозащитниками, те говорили, что власти только-только стали разрешать частные курдские школы. Сегодня эти школы разогнаны, дети на языке семьи не учатся, и вообще жизнь в больших городах на востоке страны фактически парализована. В столице турецкого Курдистана — полуторамиллионном Диярбакыре — есть старый город типа нашей Вецриги. Он называется Сур.   Сейчас старый город обнесен забором, действует комендантский час, а по квадрату размером два на два километра «работает» турецкая артиллерия. На встречу с нами смогла прорваться Лейла Имрет, вице-мэр города Джизра. Ее пропустили только по специальному разрешению военных, держащих город в блокаде. Три месяца она не выходила из дома. Город превращен в руины, жители прячутся в подвалах. Лейла вручила нам список погибших гражданских лиц, в нем 167 имен.

 

— Что говорили ставленники правящей партии — есть ли политическое решение на нынешней стадии конфликта?

 

— По происхождению они тоже курды. И справедливость требований курдского большинства они не очень-то и отрицали. Однако своих собратьев из оппозиционных, притом легальных прокурдских партий настойчиво называли «террористами, с которыми говорить нельзя». А сами исправить ситуацию не могут, поскольку для этого надо менять конституцию Турции, что невозможно без обращения за помощью к «неправильным» курдским депутатам. Вообще общественные здания турецкого Курдистана выглядят сюрреалистически — металлические заборы, вооруженные солдаты на фоне огромных плакатов с вождями Турции — Эрдоганом и Давутоглу. В каждом кабинете — опять портреты вождей. Очевидно, сочетание обстрелов и портретов должно привить курдам любовь к правящей партии…

— Как может и должен действовать Европарламент для достижения мира в турецком Курдистане?

 

— Нынешнюю поездку в Турцию организовала моя фракция — Зеленые/Европейский Свободный альянс. Мы всегда поддерживали мирные устремления курдских политиков Турции к отстаиванию прав человека и интересов своего народа. Ситуация резко ухудшилась, когда осенью прошлого года лидеры Евросоюза заключили с Турцией сделку — обмен материальной помощи в размере 3 миллиардов евро на приостановку потока беженцев с турецкой территории. В дополнение к денежному «выкупу» Турции было, по-видимому, обещано невмешательство Европы в курдский вопрос. Мы с этим категорически не согласны. Наша цель — добиться активного вмешательства Евросоюза в гражданскую войну в Турции при помощи дипломатических и экономических мер. Турция зависит от Европы. Эту зависимость Евросоюз должен использовать для окончания кровопролития и принуждения правящей партии Турции и курдских политиков к переговорам.

 

P.S.

 

Чего хотят курды?

 

 Ответ можно найти на  фото.

 Вы видите на нем табличку на здании мэрии Мардина. Надписи на турецком, курдском, арабском и ассирийском языках. Эта табличка с точки зрения турецких властей незаконна. Ее вывесили самовольно городские власти. Турция не признает на своей территории никаких

региональных языков.  Курды хотят автономии и признания их языка. Их за это убивают. Европа не должна закрывать глаза на эту войну. Мое мнение и позиция моей фракции – курдский вопрос можно и нужно решать мирным путем, без насилия и угнетения. Путь к миру – баланс интересов между государством и интересами национальных меньшинств Турции.
 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Курдистан, так и не получивший обещанной Севрским договором 1920 года государственности, разделен между четырьмя странами — Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Численность курдов в Турции — свыше 20 млн, в Иране — свыше 11 млн, в Ираке — до 7 млн, в Сирии —  2,5 млн человек. 

 

 

 

 

 

Курды хоть и составляют не менее четверти населения Турции, не обладают не только территориальной, но и культурной автономией. Их язык не может использоваться ни в официальном общении, ни в образовании. Гонению подвергаются даже частные курдские школы, хотя их создание разрешено законом.

Побывали в местах жесткого военного столкновения: Дерике и Суре. Это – две из шести горячих точек региона. Еще такими являются города Джизра, Силопи, Нусайбин, Даргечит. Во всех этих местах турецкие власти ввели комендантский час. Города находятся в полной блокаде. Подвергаются артиллерийскому обстрелу. Каждый день слышны выстрелы, гибнут люди.

 

 

 

Читайте также


Комментарии


Символов осталось: