Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Параллели истории


09.09.2005   Гитлер… русификатор

Современное утверждение, будто при Сталине началась массовая миграция русских, — ложь. Эта миграция началась при Гитлере. Приступал к войне бесноватый фюрер с мыслью о германизации Балтии, а вышло совсем по–другому. В 1943–1944 годах русское население Латвии быстро росло из–за насильственного ввоза россиян. Через десятилетия часть жертв гитлеровского переселения народов пострадала вторично: их объявили негражданами и стали допытываться: почему вы сюда приехали. Спросите у Шикльгрубера…

 

Кулдига: вещание по–русски

Во время Второй мировой войны Курземе считалась едва ли не самой "латышской" частью Латвии, а Кулдига — одним из самых латышских городов Курземе (пардон, Курляндии). До войны латыши составляли примерно три четверти жителей города, здесь проживали также немцы и евреи. Русской речи на улицах города не было слышно — русских в Кулдиге насчитывалось всего несколько десятков. В 1939 году из города уехали немцы, в 1941–м нацисты убили евреев. Казалось, с многонациональностью в городе покончено. Но ситуация быстро менялась. В начале 1945 года в оккупированной нацистами Кулдиге уже работала русская школа. Здесь учились более ста детей. А с 18 февраля 1945 года здесь заработало даже русское радио.

Откуда же они все взялись? Неужели в преддверии прихода Красной Армии местные жители стали менять национальность? Нет, все гораздо проще — во время войны сотни россиян были завезены в этот небольшой городок нацистами…

Русских селили в Курземе повсеместно. Уже 12 апреля 1944 года издававшаяся в Риге пронацистская газета "За Родину" сообщила, что русские мигранты проживают в Курляндии в Лиепае, Пилтене, Гробине, Салдусе и на хуторах, а всего в Курляндии насчитывается 37 тысяч "эвакуированных" из Ленинградской, Орловской и Смоленской областей. Заметим, что Кулдига среди городов, где расселяли вывезенных из России, даже не упоминается. Но эшелоны продолжали прибывать, и, как уже говорилось, через некоторое время в Кулдиге открылась русская школа.

Жителей России и Белоруссии нацисты расселяли по всей Латвии: в Риге, в Земгале, в Латгале. Местные русские газеты того времени подробнейшим образом писали об этом. Приведу лишь несколько примеров. 6 ноября 1943 года "Северное слово" информировало своих читателей, что в Риге вывезенные из Ленинградской области жители работают на валяльной фабрике. Через пару недель, 23 ноября, "Двинский вестник" сообщал, что в Риге возник целый городок перемещенных лиц, имевший даже свой полицейский участок. Весной 1943 года рижская "За Родину" утверждала: "В Режицком (Резекненском. — Прим. автора) уезде насчитывается до десяти тысяч русских беженцев, которые распределены по волостям… В уезде намечено организовать дом для престарелых и инвалидов, а на время весенне–летних работ при волостях организуются детские площадки, обслуживание которых поручено воспитателям и учителям из числа эвакуированных".

По сообщениям прессы, в латышской Бауске появился русский дом для престарелых, сотни перемещенных лиц проживали в Бауском уезде, в Мадоне для вывезенных из России открыли русский газетно–книжный магазин… Пронацистская пресса наверняка приукрашивала "заботу" властей о перемещенных лицах (лицемерно называя их беженцами). Но общую картину — масштабный вывоз людей из России и Белоруссии — газеты отражали.

 

Массовая депортация

Зачем нацистам понадобилось переселять русских людей? Их пропаганда утверждала: чтобы спасти население от большевиков. Конечно, попадались среди "эвакуированных" и пособники гитлеровцев. Но, в целом, "переселение" было добровольным не более, чем массовая мобилизация в латышский легион SS в Латвии. Большинство людей вывозилось насильно.

Первая волна депортированных попала в Латвию в начале половине 1943 года, когда масштабного отступления нацистских войск на всех фронтах еще не происходило. 17 апреля 1943 года газета "Двинский вестник" информировала, что немало рижан берут в свои семьи завезенных из России детей: на получение ребенка записалось более 300 человек. А 22 мая та же газета утверждала, что в Риге "раздали" уже две тысячи детей. Откуда же взялось столько сирот?

В феврале–марте 1943 года немецкие каратели и латвийские полицейские провели в приграничных с Латвией районах России и Белоруссии широкомасштабную акцию против партизан. Победить партизан нацистам не удалось, но немало деревень были сожжено, а их жители либо убиты, либо депортированы в Латвию. Вот в результате чего в Риге появилось немало сирот (о чем пронацистская пресса, естественно, умолчала). Часть детей погибла в Саласпилсском концлагере, часть — взяли себе сердобольные местные люди.

Вторая волна депортированных появилась во второй половине 1943 года: отступая, гитлеровцы пытались забрать с собой часть рабочей силы.

Парадокс: перед началом Великой Отечественной войны нацисты разрабатывали планы колонизации и онемечивания Латвии. А в 1943–1944–х годах вопреки собственным прежним замыслам организовали массовое переселение в Латвию русских.

 

Без интеграции

Чем больше поражений терпел вермахт, тем более изощренной становилась нацистская пропаганда. В Латвии был создан так называемый Русский комитет — орган для работы с русскими Латвии и помощи "беженцам". Издавалось много газет на латышском и русском языках, на нескольких языках демонстрировали пропагандистские фильмы. Чтобы удержать депортированных в Латвию русских от участия в подпольном движении, в пропаганде использовалась откровенная чушь. Вот лишь два примера. 4 мая 1943 года газета "За Родину" сообщала, будто в Сибири усилилось… партизанское антибольшевистское движение. А вот как пугала рижан газета "Северное слово" в своей публикации от 14 февраля 1945–го, рассказывая, что происходит с жителями после вступления в любой город Красной Армии: "Все жители насильственно сгоняются в специальные рабочие лагеря, находящиеся западнее города. Обращение в этих лагерях исключительно грубое и питание совершенно недостаточное. Люди получают по 200 граммов хлеба в день и только в том случае, если предусмотренные нормы работы выполнены. Лагеря эти находятся под строгим контролем НКВД". Фантасмагорические картины полностью опустевшей Риги, несомненно, создавались для того, чтобы очернить всю антигитлеровскую коалицию. Насильственно депортированных людей запугивали, заставляли работать на благо германской военной машины. Единственное, чего они могли не опасаться — насильственной латышизации. Легионерам нацисты говорили, будто те борются за Латвию, но об интеграции депортированных в Ригу русских никто и не думал. Власти не собирались обучать приезжих латышскому языку. В почете было совсем иное наречие. 22 июня 1944 года газета "За Родину" информировала: "Организуются курсы немецкого языка для беженцев".

Для депортированных создавали русские школы, издавали русские газеты, они работали в русских коллективах, для них создавали даже особые отделения в больницах, а порой и особые поселки — своего рода "государства в государстве". Вот как о таком городке в центре Риги писала газета "За Родину": "Латгальское предместье Риги, превращенное в своего рода беженский городок, разделено на четыре участка, которые находятся под наблюдением русской полиции. Начальники участков следят за чистотой и порядком, а также за пропиской". В том же номере газеты рассказывалось, что русским "предоставляют" рабочие места на рижских предприятиях.

Закончилась война. Часть депортированных остались в Латвии потому, что им некуда было возвращаться: их дома на родине были сожжены гитлеровскими карателями.

А ведь Гитлер не только осуществил массовую миграцию русскоязычных в Латвию, но и провел еще одну "эвакуацию": нацисты вывезли из Латвии на Запад почти двести тысяч латышей. Все это заметно снизило удельный вес латышей в Латвии. Впрочем, сегодня все проклятия за "сложную демографическую ситуацию" сыплются исключительно в адрес Сталина, СССР и КПСС. Германия же ныне — союзник по блоку НАТО и никому в Латвии и в голову не приходит, к примеру, потребовать от нее возмещения экономического ущерба за нацистскую оккупацию.

Комментарии


Символов осталось: