Главная страница  -  Разное  -  Ракурс  -  Дом культуры


06.07.2006   Крестоносец

Как-то, выступая перед старшеклассниками, Николай Петрович Пашута, ветеран Великой Отечественной войны, заметил, что с каждым годом видит вокруг себя все больше молодых лиц. «Потому, что снаряды рвутся в наших квадратах», - добавил он. 20 июня не стало Юрия Ивановича Абызова - ветерана войны, патриарха русской культуры в Латвии.

 

Его смерть, как справедливо заметил Борис Равдин, редактор журнала «Даугава», показала нам истинное значение этого человека. Уход Абызова знаменует собой окончание целой эпохи в развитии русской культуры в Латвии. Две ведущие тенденции этой эпохи нашли в лице Юрия Ивановича своего выразителя. Что это за тенденции?

В советский период, который латыши упорно именуют «криеву лайки» и считают временем жестокой оккупации и подавления всего латышского, у проживавшей в Латвии русской интеллигенции возник тем не менее особый интерес и даже тяга к латышской культуре, как традиционной, так и современной. В латышской поэзии, прозе, в латышском театре, кино и изобразительном искусстве люди культуры искали и находили своего рода отдушину, какие-то аллюзии свободы духовной и физической. В числе этих людей был и Юрий Иванович Абызов.

Лия Эммануиловна Красинская, замечательный педагог, историк и теоретик музыки, рассказывала, что впервые познакомилась с Юрием Ивановичем благодаря романсам латышских композиторов. Переводы на русский язык были подписаны этой фамилией. О деятельности Абызова-переводчика с благодарностью говорил Виктор Авотиньш, представитель латышской интеллигенции.

Своими переводами Юрий Иванович внес неоценимый вклад в дело сближения двух культур, в дело интеграции двух народов. Неслучайно запоздалую дань уважения этому человеку, пусть и в характерном казенном стиле, отдали чиновники секретариата по делам общественной интеграции.

Эта часть наследия Абызова сейчас востребована меньше всего. Власти сделали все, чтобы интеграция латвийского общества превратилась в улицу с односторонним движением. По ней с ветерком проносятся автомобили с министерскими номерами, по ней время от времени торжественно провозят заезжих еврокомиссаров, по ней мечтают однажды провести нас, тех кто подлежит пожизненной интеграции в латышское общество. Однако эпоха естественного слияния и взаимообогащения двух культур ушла в прошлое и вернется нескоро. Не раньше, чем на улице официальной интеграции будет восстановлено двустороннее движение.

Не вина Юрия Ивановича, что потерпело крах дело, которому он отдал так много сил.

Но есть и другое его начинание, которому нет цены. Именно Юрий Иванович Абызов положил начало систематическому изучению русского населения Латвии и еще шире - Прибалтики.

Свои многолетние изыскания Абызов начал задолго до того, как эта тема приобрела особую остроту и значимость. В советское время тема «русские в Латвии» находилась под негласным запретом. Неудивительно, что и сегодня многие, если не большинство, даже не подозревают, какие глубокие корни у русских и русской культуры в латвийской земле.

Вклад Абызова в этой области столь велик, что ни в нашей стране, ни в других странах Балтии ему просто нет равных.

Татьяна Фейгмане, автор монографии, посвященной русскому населению Латвии в 20-30-е годы прошлого века, вспоминает, как студенткой, работая над своей дипломной работой, приходила в спецхран Национальной библиотеки и каждый день встречала там одного и того же человека. Он приходил до нее и оставался после ее ухода. Это был Юрий Иванович.

Результатом его титанической работы стал четырехтомный био-библиографический справочник, содержащий перечень всех статей, опубликованных в русской прессе Латвии с 1919 по 1944 год, а также биографические сведения об их авторах. Затем в соавторстве с Лазарем Флейшманом и Борисом Равдиным был издан пятитомный архив газеты «Сегодня», выходившей в Риге между двумя мировыми войнами, одной из крупнейших в русском зарубежье, и, наконец, десятитомный Балтийский архив. Прибавьте к этому двухтомник «От Лифляндии к Латвии» и сотни публикаций в периодической печати.

Именно Юрий Иванович Абызов стоял у истоков иной, восходящей тенденции общественного развития Латвии. Тенденции зарождения и развития самосознания русскоговорящей общины страны. Без осознания своих корней, своей истории человек не более чем песчинка, носимая ветром с места на место. Не знать о своих корнях - то же самое, что не иметь их вовсе.

Отец Андрей (Голиков), хорошо знавший Абызова и его труды, назвал Юрия Ивановича крестоносцем. Теперь, когда крестоносца не стало, многие задают вопрос: а что будет дальше, кто возьмет на себя продолжение его дела? Ибо наследники у него есть, а продолжатели? Поднимет ли кто-нибудь оброненный крест?..

Комментарии


Символов осталось: